Последнее время всю историю Второй мировой войны пытаются подменить мифом "холокоста". На первый взгляд, многие статьи на сайте не имеют отношения к этому пропагандистскому мифу, суть которого заключается в подмене страданий сотен миллионов европейцев еврейскими страданиями, перевирании и выпячивании одних исторических фактов и игнорировании других. Однако, история не состоит из отдельных и изолированных явлений, поэтому все исторические факты необходимо рассматривать в их взаимодействии. Ревизия "холокоста" направлена на уточнение исторических фактов и создание сбалансированной картины происходивших событий. Чем более полной будет такая картина - тем меньше в ней места останется мифам "холокоста"..

Крым

Россия навеки покрыла себя позором, подло ударив в спину только что освободившейся от криминального режима разграбленной и ослабленной Украине. Оккупанты, вон из Крыма!

Всеобщая декларация прав человека

Каждый человек имеет право на свободу убеждений и на свободное выражение их; это право включает свободу беспрепятственно придерживаться своих убеждений и свободу искать, получать и распространять информацию и идеи любыми средствами и независимо от государственных границ.
Статья 19 Всеобщей декларации прав человека (принята Генеральной Ассамблеей ООН 10 декабря 1948 года)

24.06.2017

Раса и искажение истории

Revilo P. Oliver
В предстоящее десятилетие методы историографии подвергнутся очень значительным изменениям.

История опирается в первую очередь на письменные документы, от глиняных табличек древнего Шумера и самых ранних египетских иероглифов до архивов современных государств. В отсутствие документов историк может сделать только умозрительные, неопределенные заключения из артефактов, выкопанных археологами, или предположить, какие фактические события дали начало народным сказкам и легендам, таким как мифы о Геркулесе или история Хеймдалля в Rigsthula (Песнь о Риге).

Функция историка состоит в том, чтобы подвергнуть все документы, будь то предполагаемые оригиналы или копии потерянных оригиналов, самому строгому критическому анализу, дабы определить их подлинность и их правдивость. Везде, где есть очевидный повод для подделки или лжи, документ и его содержание должны быть проверены всеми доступными критериями и методами, и только редко их оказывается достаточно, чтобы дать результаты, у которых есть столь высокая вероятность, что они могут считаться фактически бесспорными.

Неизбежно, конечно, существует несколько документов большого исторического значения, относительно которых остаются сомнения. Знаменитое письмо Плиния Младшего, очевидно написанное в 112 году нашей эры, которое является самым ранним доказательством существования секты, с которой современные христиане допустили бы родство, теперь принято как подлинное большинством ученых, в основном на том основании, что, если бы оно было подделкой, придуманной христианами и вставленной в собрание писем Плиния, которое дошло до нас  только в одной рукописи, теперь утраченной, то это предполагало бы в фальсификаторе такой уровень учености, умения и тщательности, который намного выше, чем найдено в других христианских сочинениях. Но мы не можем быть совершенно уверены. Письмо это было процитировано, с некоторыми странными изменениями, Тертуллианом в том самом Apologeticum, написанном приблизительно в 200 году, в котором этот отец церкви и пронырливый адвокат цитирует одну из самых наглых христианских подделок, мнимое письмо Понтия Пилата императору Тиберию: недавние исследования раскрыли две странные аномалии; и нельзя исключать, что у Тертуллиана или какого-то его сообщника были необходимые умения и усердие: так что сомнение остается.

Известный Кенсингтонский рунический камень, который предположительно свидетельствует о присутствии норвежских путешественников в тех местах, которые теперь являются штатом Миннесота, в 1362 году, долго считался подделкой, созданной одним местным жителем ради славы Скандинавии, но недавний лингвистический анализ заставляет посчитать маловероятным, что предполагаемый фальсификатор мог бы включить тонкие диалектические изменения древнеисландского языка, незафиксированные в его время; таким образом, сомнение остается.

Этих примеров достаточно, чтобы показать основную предпосылку во всей исторической критике: подделки или обманы – это всегда работа одного человека или небольшой группы людей для прибыли, благочестия или политических целей. Самые недавние христианские евангелия – хорошие примеры. Когда Джозеф Смит понял, что обман фермеров сказками о зарытом в земле сокровище повлек за собой юридические опасности, он сочинил Книгу Мормона, возможно, еще с одним автором-помощником, и завербовал одиннадцать лжесвидетелей, чтобы засвидетельствовать ее подлинность. В 1879 и 1883 годах Преподобный господин Уильям Деннес Мэхэн произвел целую пачку подделок, чтобы доказать историческую правду религии, к которой у него была сильная эмоциональная привязанность, и кажется, что только его жена участвовала в его набожном мошенничестве, хотя другие священнослужители скоро попытались влезть в то, что стало прибыльным обманом, сочиняя дополнительные подделки. (Уильяма Деннеса Мэхэна не следует путать с Деннисом Х. Мэхэном – военным историком и отцом адмирала Альфреда Мэхэна, автора теории «морской силы». – прим. перев.) Смит основал то, что стало самой крепкой, самой устойчивой и самой сплоченной церковью в Соединенных Штатах, возбудив эмоциональную веру миллионов, которые никогда и не заподозрили, что «Новейший Завет» был мошенничеством. Бедняга Мэхэн предпринял более трудную задачу, для которой у него не было ни образования, ни финансовых ресурсов, но он дал стимул многим тысячам тоскующих христиан, и многие инициативные издатели его времени сочли очень выгодным переиздать, ad maiorem gloriam Dei (для вящей славы Господней), то, что некоторые из них называют «Том Арчко» (Archko Volume).

Подделанные письма


Некоторые политические мистификации сопоставимы. Подделанные письма Уинстона Черчилля, которые вызвали значительное волнение в Италии в 1954 году, были правдоподобны по содержанию и обманули многих образованных итальянцев, для которых английский язык был иностранным языком и которые никогда не замечали мелкие особенности, которые отличают работу различных марок пишущих машинок. Сомнительно, интересовались ли фальсификаторы только собиранием крупных денежных сумм, которые они получили от итальянских консерваторов за драгоценные исторические документы, или были вдохновлены итальянским премьер-министром Де Гаспари, который использовал этот обман, чтобы преследовать по суду и дискредитировать консерваторов, которые ранее получили в свои руки, возможно, подлинные письма, которые он написал, скрываясь в Ватикане в 1940-43 годах.

В отсутствие документов задача историков является более трудной, и там, где нет никаких заслуживающих доверия доказательств и доктрина “кому это выгодно?” не приводит к однозначно окончательным результатам, у нас, естественно, есть одна из тех неисчислимых тайн или двусмысленностей, которые придают пикантность истории. Факты относительно смерти австрийского наследного принца в Мейерлинге были так успешно спрятаны, что, хотя у нас и могут быть сильные подозрения, но мы не знаем наверняка, убил ли принц Рудольф свою любовницу и совершил самоубийство. Мы никогда, вероятно, не узнаем, почему Великий лондонский пожар в сентябре 1666 года, «как оказалось», начался как раз накануне того самого дня, на который он был намечен заговором, руководимым неопознанными людьми, проживавшими в Голландии, некоторые из агентов которых были арестованы, сознались и были казнены в предыдущем апреле. И мы не узнаем, почему столь замечательное «совпадение» не заинтересовало официальное расследование после случившегося.

Полностью уничтоженные доказательства


Когда у заговоров есть правительственные полномочия, они могут обычно скрыть свою вину во время событий, и они часто уничтожают доказательства настолько тщательно, что более поздние поколения остаются с загадкой, которую они могут разгадать только частично или чисто предположительно. Мы теперь знаем только то, что убийство Авраама Линкольна было устроено заговором с двойной целью устранить политическую фигуру, которая больше не была полезна, и вызвать новую враждебность против южан, которые были завоеваны, и чья страна была разрушена во время несправедливой агрессивной войны, очевидным лидером которой был Линкольн. Но, кроме нескольких наемников, единственным человеком, которого мы можем позитивно идентифицировать как члена заговора, является Эдвин Стэнтон, который был военным министром в кабинете Линкольна, устроил многие из практических деталей, и смог после случившегося заткнуть рот главным свидетелям, хотя мы можем только предположить, что именно они знали, что заставило убить их в судебном порядке. И Стэнтон, кажется, был только местным менеджером для главных руководителей, личность которых мы можем только предполагать.

Второразрядный линкор «Мэн», по сути, наименее полезный корабль в сравнительно малочисленном американском флоте, отправили в Гавану, чтобы внушить благоговейный ужас законному правительству Кубы, и там он был уничтожен внутренним взрывом, с большими жертвами. Американское правительство, однако, смогло скрыть этот факт и утверждать, что испанская мина или торпеда были ответственны за потопление корабля, таким образом, готовя легковозбудимое американское население к желанной агрессивной войне против Испании. Насколько я знаю, никто к настоящему времени не нашел доказательств, определяющих ответственность за то, что, вероятно, было чем-то большим, чем счастливый «несчастный случай» точно в самое подходящее время.

Конечно, часто случается и так, что все доказательства не уничтожены полностью. Работа господина Колина Симпсона, изданная в 1972 году, в достаточной степени документирует факты относительно затопления британского крейсера и транспорта боеприпасов «Лузитании», который был замаскирован как пассажирский лайнер, чтобы привлечь большое количество американских пассажиров в надежде на то, что немецкая подлодка клюнет на «живую наживку», дразнящую ее.

Теперь ясно, что этот бесчеловечный гамбит, который, конечно, оскорбил бы чувствительность английской общественности в 1915 году, был изобретен Уинстоном Черчиллем лишь с несколькими сообщниками. После этого случая в Великобритании было значительное число людей, которые знали, что официальная версия истории была лживой, и имели твердые основания, чтобы заподозрить правду, но джентльменов (например, лорда Мерси, который ушел со своего поста после того, как сыграл свою роль в том, что он назвал «проклятым грязным бизнесом») заставили замолчать обращениями к патриотизму и государственным интересам, тогда как люди менее важные были запуганы. В Соединенных Штатах большой обман усердно раскручивался циничной бандой, которая окружала Вудро Вильсона, пронырливого адвоката с перепутавшимися мыслями, которого евреи обучили для поста президента, на который они подняли его, просто ловко сыграв на тщеславии и легковерии Теодора Рузвельта. Их усилия, конечно, подстрекались многочисленным корпусом журналистских наемников, которые, вероятно, распространяли сенсационную ложь с эффективностью и с таким же услужливым духом, с которым они прислуживали бы как официанты за столом или водили бы такси.

Многие миллионы граждан Великобритании и Соединенных Штатов были успешно обмануты, в то время как факты были известны только сравнительно немногим людям и, по всей вероятности, окончательная цель операции была известна еще меньшему количеству.

Психологическое обеспечение


Опыт показал, что массовые армии «демократических» государств сражаются с большим рвением, когда они оживляются ненавистью и поддерживаются сведенным с ума ненавистью населением, которому кажется, что оно ведет священную войну. Поэтому ложь стала военным приемом, своего рода психологическим тыловым обеспечением; но сущность такой пропаганды в том, что ее лживость известна только людям, которые производят ее. Модель таких операций – известная фабрика лжи, которой управлял лорд Брюс во время Первой мировой войны, во время которой штат из опытного технического персонала подделывал фотографии, в то время как опытные лгуны, включая Арнольда Тойнби, придумывали истории «злодеяний», чтобы внушить эмоционально переутомленным британцам фанатичную ненависть фанатика к невероятно жестоким немцам и благородный христианский пыл, чтобы убить их.

Начальники лорда Брюса в правительстве, несомненно, знали то, что делали его веселые мошенники, и у небольшого количества образованных и разумных мужчин должны были бы быть, по крайней мере, подозрения, которые они скрывали от страха или из нежелания ослабить «военные усилия», но число людей, которые знали или подозревали правду, было очень маленьким по сравнению с огромным большинством, которое было успешно обмануто во время войны. И после войны этот секрет невозможно больше было хранить.

Это трюизм, конечно, что в «демократических» государствах население нужно поощрять к тому, чтобы оно воображало, будто бы это оно принимает важные решения, голосуя на выборах. И оно должно поэтому контролироваться подходящей пропагандой, внедряющей идеи, на которые избиратели реагируют автоматически, как дрессированные животные реагируют на команды в цирке, таким образом, оставляя массам только иллюзорный выбор между «двумя из ларца, одинаковых с лица» (в оригинале – Твидлдам и Твидлди из «Алисы в Зазеркалье» Льюиса Кэрролла – прим. перев.) на основе своего предпочтения определенного вида красноречия, прически или особого выражения лица.

Производство такой пропаганды требует очень высокой степени технических навыков, как можно узнать из самого полного трактата на эту тему – книги «Пропаганда» Жака Эллюля (Париж, 1962), которая также имеется в превосходном английском переводе. Выработка условных рефлексов у населения должна выполняться под руководством малочисленной группы опытного технического персонала на службе олигархии, только ограниченным числом помощников, которые полностью осведомлены о своей задаче. Когда мы рассматриваем британцев и американцев (в отличие от проживающих в этих странах иностранцев), мы можем быть уверены в том, что большинство учителей, которые внедряют иллюзии в умы молодёжи, многие из журналистов, которые производят всякую чепуху для прессы и радио, и даже довольно многие из «социологов», которые придумывают софистику для полуобразованной публики, не осознают того, что они делают, будучи и сами обманутыми. И люди, которые подозревают, что вводят в заблуждение своих жертв, вероятно, успокаивают свою совесть заверениями, что они заняты благородным делом для «демократии» и ради своего жалования.

Таким образом, хотя и верно, что изготовление пропаганды, как изготовление обуви или печей, требует сегодня большего числа технического персонала и других служащих, чем это было необходимо даже несколько десятилетий назад, число людей, занятых в его производстве, является относительно небольшим, а количество работодателей даже еще меньше, так что историки все еще мыслят категориями небольшой группы, занятой сознательным и расчетливым обманом значительного большинства.

Чтобы взять определенный пример, adhuc sub iudice («дело еще не решено»), недавно была опубликована фотография с некоторыми косвенными уликами, чтобы показать, что святым человеком, который устроил заваруху в Персии, является не тот Хомейни, который появился во Франции как беженец несколько лет назад. Мы автоматически предполагаем, что, если это доказательство является поддельным, то оно было изготовлено лишь несколькими людьми, возможно, не больше, чем полудюжиной. Если же фотография является подлинной, то появление двойника и замена им «настоящего» Хомейни были устроены секретной службой какой-то крупной страны или международной нации, что потребовало бы соучастия не больше, чем дюжины мужчин, включая директора, который отдавал приказы. Мы должны посчитать фантастическим предположение, что теперь в Европе есть целых четыреста человек, которые способны рассказать правду, и которые участвуют в обмане, каким бы он ни был.

Историки никогда не думали о сознательном обмане как о работе любого большого количества людей. Верно, конечно, что некоторые меньшинства, религиозные или заговорщические, пытались замаскировать свои верования. Мандеи, как считают, лгали о своей вере чужакам, но, если их религия правильно представлена в их священных книгах, которые были недавно приобретены и изданы (например, их Канонический молитвенник, отредактированный и переведенный профессором Э. С. Драуэром в 1939 году), то стоит задаться вопросом, почему они волновались из-за этого. В прошлых столетиях персидские шииты, когда они осуществляли паломничество в Мекку, по понятной причине пользовались методом «такия» (takiyah, благоразумное скрывание своей веры), скрывая свою ересь от более ортодоксальных мусульман, среди которых они должны были ехать, рискуя своими жизнями.

В Соединенных Штатах американская Республиканская партия, которая ограничила свое членство родившимися в США белыми, исключая евреев и других не поддающихся ассимиляции иностранцев, заслужила прозвище, под которым она теперь широко известна, убеждая своих членов избегать бесполезных дебатов с их противниками, говоря: «Я ничего об этом не знаю». («Know Nothing», «Партия Ничего-не-знаю» – прим. перев.) Но их намерение не состояло в том, чтобы держать в секрете свои цели, которые в действительности были настолько известны, что, несмотря на разъяренную оппозицию профессиональных политиков, они вполне могли бы добиться контроля Федерального правительства, если бы их не расколола и не рассеяла агитация о рабстве на Юге. Можно было бы привести и другие примеры уклонения, чтобы избежать неудобств или преследований, но такие уловки совершенно отличны от увековечивания обманов и не подвергают сомнению предпосылку историков, что фальсификации и обманы тайно изобретаются очень немногими людьми.

Историки должны теперь решительно пересмотреть эту предпосылку. Какими бы робкими они ни были, они не могут, если они честны, закрыть глаза на доказательства того, что широкомасштабные обманы могут быть совершены тысячами, даже миллионами людей, которые действуют единодушно с общей целью.

Слишком абсурдные сорок миллионов


Великий еврейский обман о миллионах людей Богоизбранного народа, которых предположительно истребили немцы, кажется, был разработан в конце 1942 года, когда появилось утверждение, что осенью того года немцы убили различными способами два миллиона членов святой расы. К 1943 году это количество увеличилось до шести миллионов, и чтобы поддерживать прогрессию на том же уровне оно было позже увеличено до 40 000 000, числа, которое, как было замечено, было настолько абсурдным, что оно было уменьшено до 12 000 000. И в конце Крестового похода для спасения Советов число в шесть миллионов было взято в качестве самого большого, которое могло быть навязано легковерным гоям.

Очевидный первоначальный мотив, общий для всей военной пропаганды, состоял в том, чтобы приободрить скот, который был брошен на войну против Германии, но, возможно, была еще и более отдаленная цель в надежде на то,  что после войны было бы возможно осуществить еврейский план, сформулированный и опубликованный Теодором Кауфманом в 1941 году: истребить все население Германии в качестве наглядного примера для низших рас, которые могли бы захотеть сами управлять собственной страной, а не под руководством Божьего народа.

Так как это, как оказалось, не было выполнимо, то этот обман использовался в качестве предлога для непристойных убийств, совершенных в Нюрнберге американскими, советскими, британскими и французскими победителями, для их отказа от соглашений, названных международным правом, которое соблюдалось всеми цивилизованными странами, и для неисчислимых и ужасных злодеяний, из-за которых все победители, управляемые их еврейскими начальниками, раз и навсегда утратили свое право нравственно превосходить гуннов Аттилы или монголов Хулагу. И этот обман все еще используется, чтобы грабить Германию и, косвенно, все страны Запада, чтобы субсидировать захват евреями Палестины и смежных земель.

Больше невозможно думать об обмане, совершенном немногими, чтобы обмануть многих. Чрезвычайная ложность этого обмана, который был сделан еще более нелепым, когда были придуманы физически невозможные газовые камеры, чтобы приукрасить эту ложь, была обязательно известна сотням тысяч евреев, которые оставались на немецкой территории во время безумной войны, многих из которых – вероятно, 250 000 – немцы, естественно, интернировали как внутренних врагов, хотя и не с той тщательностью, с которой американцы посадили проживавших в США японцев в концентрационные лагеря в 19421945 годах. Евреи, которые оставались в Германии, как те, кому глупым образом доверяли разнообразные правительственные позиции, так и те, кто был заключен в различные лагеря, не могли не знать, что не было никаких «газовых камер» и не было никакого «истребления» (хотя, конечно, много людей умерли от болезни, старости и англо-американских бомбардировок различных лагерей, и, без сомнения, некоторые были убиты отдельными немцами, когда те предвидели поражение и крушение своей страны обезумевшими ордами, которые международная раса мобилизовала против них – и польским и русским населением оккупированных территорий, когда немецкие армии оказались не в состоянии контролировать давнишнее возмущение местных жителей в адрес их паразитов).

Кроме того, так как эта раса всегда была действительно международной, то много сотен тысяч, возможно, миллионы, евреев во всем мире и особенно в Соединенных Штатах должны были бы знать или подозревать правду, когда их, предположительно, истребляемые родственники толпами прибывали в Америку или переписывались с ними. Кроме того, должно было быть значительное число евреев, которые, даже и без источников прямой информации, были достаточно умны, чтобы увидеть, что обман был по самой своей сути невероятным, в психологическом отношении неправдоподобен и физически невозможен.

Но, однако, насколько я знаю, только один еврей, Йозеф Гинсбург, который проживал на немецкой или румынской территории на протяжении войны, свидетельствовал о том, что никакой немецкой политики «истребления» его расы не было. И хотя он издал свои книги под псевдонимом Й. Г. Бург, он только случайно избежал смерти от рук еврейских террористов в Мюнхене.

Большой еврейский обман, который в настоящее время навязывается еврейским террором населению западных стран, нужно отличать от небылиц, которые теперь рассказываются на советской территории, где вой о вымышленных еврейских жертвах был давно заменен официальным утверждением, будто бы немцы сознательно истребили шесть миллионов благородных славян. В какой степени в эту пропаганду, большая часть которой сформулирована так, что в это число жертв можно включить погибших в боях солдат, верят умные русские, невозможно сказать, и никто не задастся вопросом об отсутствии общественного протеста от людей, которые лучше знают, как обстояло дело, но живут на советской территории, под наблюдением, более строгим, чем любое, которое к настоящему времени было введено в любой западной стране, хотя евреи, естественно, пытаются приблизить его в собственных целях и достигли очень значительного успеха в Западной Германии, где коррумпированное правительство в Бонне фактически сделало незаконным не верить любому еврейскому обману, и много книг, которые еврейская цензура не одобрила для гоев, могут распространяться только тайно.

Хотя обман об этих «шести миллионов» всегда был по своей природе невероятен во всех различных пересмотрах, которые время от времени делались, и хотя он был окончательно разоблачен и уничтожен профессором Артуром А. Бутцем в его «Обмане двадцатого века» (Arthur A. Butz, Hoax of the Twentieth Century, Historical Review Press, 1976), вся раса, насчитывающая, по крайней мере, тридцать миллионов во всем мире, с очевидным единодушием отчаянно настаивает на том, чтобы более низкие расы верили всему тому, что им говорит богоизбранная раса господ, и, что является более существенным, еврейские профессора, устроившиеся в западных университетах и обязательно кое-что знающие о методах западной науки, автоматически принялись вопить и плевать на профессора Бутца, хотя они никогда не видели его книгу и даже не знали ее правильное название. Нельзя избежать вывода, что как бы хорошо они ни изучили или симулировали методы гуманитарных наук, все фактические вопросы были строго подчинены интересам их расы.

Дневник Анны Франк


Второй пример – удивительно грубая подделка, названная «Дневником Анны Франк», придуманная так небрежно и с таким презрением к арийским умам, что множество ее внутренних противоречий сразу же провозглашают, что это фальшивка. Она не может произвести впечатление правдивой ни на одного читателя, у которого была даже капелька критического суждения и памяти, достаточно хорошей, чтобы помнить то, что он прочитал на одной странице, когда он прочел другой пассаж несколькими страницами позже. Явные противоречия в тексте этого мошенничества были недавно перечислены шведским автором Дитлибом Фельдерером, в книге «Дневник Анны Франк: Обман» (Ditlieb Felderer, Anne Frank’s Diary: a Hoax, Institute for Historical Review, Torrance, California, 1980), но тайна состоит в том, зачем такая брошюра вообще понадобилась.

Многие люди, это верно, читают религиозные тексты в эмоциональном трансе, парализующем их разум, и можно только предположить, что сентиментальные люди, которые были столь хорошо подготовлены предварительной пропагандой, что они рыдают, когда читают первую страницу «Дневника», могут продолжить читать в подобном оцепенении. Ни один критически настроенный читатель никогда не мог бы быть обманут этим, вне зависимости от его расы. Но здесь снова от тридцати до шестидесяти миллионов евреев, с очевидным единодушием, решительно требуют того, что гои должны верить или делать вид, что верят в эту нелепую выдумку, если они должны избежать наказания за то, что они рационально мыслят. И вы слышите, что суды в Западной Германии постановили, что выражать сомнения относительно того, во что не может поверить ни один умный человек – это уголовное преступление. Нельзя предсказать, когда те же самые суды примут решение, что «оскорблением» «еврейской нации» является отрицание того, что Земля является плоской, как было определенно заявлено Богом, который заключил договор, чтобы отдать целую Землю Его народу.

Еще более существенным представляется прогрессирующий отказ евреев от своих обычных мер для того, чтобы пасти гоев в стаде: взяточничества, открытого или тайного финансового давления и манипуляцией продажными политиками. Толпы еврейских хулиганов теперь открыто нападают на французских профессоров, которые смеют сомневаться в невероятном, размахивают железными прутьями, чтобы раскроить черепа нескольких французских авторов, конфиденциально встретившихся, чтобы обсудить запрещенную тему, и открыто хвастаются тем, что убили бомбой замедленного действия французского профессора, который осмелился баллотироваться на выборах в Палату депутатов.

И мы наблюдаем подобное насилие, осуществляемое еврейскими головорезами, с примесью или без примеси зомби из низших рас, в Западной Германии, Англии и Соединенных Штатах, в то время как тридцать – шестьдесят миллионов евреев, без существенных исключений, горячо одобряют эту хорошую работу и защищают преступников через своей контроль фактически всех средств массовой информации и контроль или запугивание полиции и судов.

Огромная важность этих фактов для историографии очевидна. Целая раса (или подраса, если вы предпочитаете такую классификацию) может продемонстрировать эффективную солидарность в совершении возмутительных обманов, в то время как много тысяч или даже миллионов людей, которые не могут не знать правду, сознательно участвуют в мошенничестве, то ли от страха перед репрессиями со стороны своих подельников, то ли из ненависти к своим жертвам, то ли из-за уверенности в биологическом превосходстве этих самых подельников, подобно тому, как это демонстрируем мы, когда мы сажаем в клетку или убиваем диких животных и делаем коров, лошадей, овец и собак нашей прислугой или нашей едой. Вывод для историков при рассмотрении ими всей информации, древней или современной, которая пришла к нам из еврейских источников или через них, категорически ясен и налагает неизбежное обязательство. И остается удостовериться, могут ли быть или были сопоставимые явления во внешне единодушных клятвенных заверениях, сделанных другими расами.

Ревило П. Оливер

Из первого номера журнала New Nation (лето 1980 г.)


Ревило Оливер – бывший профессор классической филологии в Университете штата Иллинойс в Урбана-Шампейн. Перевод с английского, 2017 г.

Race and History Distortion. Revilo P. Oliver. Late Professor of Classics at the University of Illinois at Urbana.
From Issue 1 of New Nation magazine (Summer 1980)

Источник: Велесова Слобода

Читайте также:

Комментариев нет :

Отправить комментарий